Зачем нужны рецензии и etc.?

Зачем нужны рецензии? Зачем вообще нужна так называемая «арт-журналистика», литературно-художественная критика и публицистика про искусство, так называемая эссеистика и «очеркотворство»?) Мы даём достаточно чёткие и ясные ответы на эти – вполне возможно мучающие Вас и вполне справедливо – вопросы. (*мат используется исключительно в качестве наглядности и образности, но мы все равно, настоятельно просим убрать слабонервных чихуа-хуа от экранов мониторов – за последствия ответственности не несем, мы с «Минздрав» пример берем;)
1. Узнать.
2. Понять.
3. Насладиться.

1. Узнать. Если вы думаете, что знаете всю достойную ваших ушей музыку, разбираетесь в кинематографе, вас сложно удивить незнакомой живописью и вы «истинный ценитель театра», «всезнающий литературный маньяк» или же «тончайший ценитель художественной фотографии» – то 95% того, что вы ошибаетесь.
Информация – это айсберг. То, что наверху – это лишь вершина айсберга. Другое, более простое и лаконичное название – «мейнстрим». 5%. Все остальное скрыто под толщами водных масс. Так вот: мы даём вам пропуск в этот мир, возможность увидеть если не весь, то уж точно большую часть айсберга; практически бесплатный билет в мир, выражаясь условно – андеграунда. Того, что под землей и скрыто от глаз обывателей или же людей, которым просто некогда тратить по несколько часов ради смутной надежды найти «хоть какую-нибудь» «жемчужину». Тем более, что многие и искать-то не умеют :) Но можете не париться и продолжать с медитативно-сосредоточенным выражением лица закручивающего гайку автомеханика продолжать менять подгузники своему милейшему чаду - теперь это наша миссия. (это моя работа, детка;) Максимально достойно освещать невидимое и незнакомое большинству (прежде всего это искусство; еще немного науки, может быть истории, ну и НЕЧТО уж совсем неформатное и никак не желающее поддаваться «однословному» определению) homo sapiens`ов на этой планете (лирическое отступление (?)). Почему условно? Потому что существует также искусство, довольно-таки известное в своей и близлежащих странах, но абсолютно незнакомое в странах, говорящих, допустим, на другом языке. Или уж тем более – находящихся на других континентах. Причин тому множество. Самая основная – не было в России (если все пойдет хорошо, то наши «филиалы» откроются и в других странах, но пока не стоит забегать столь вперед;) того информационного рупора, который мог бы это достойно освещать. До сих пор ;) (еще не хватает интернациональной культурной связи, но это тема уже для отдельной статьи)
Примечание – стремясь достичь чистоты мысли, истинности фактов и полноты картины не могу не сказать, что 95% айсберга – это вовсе не обязательно мейнстрим, а 5% - далеко не всегда андеграунд ;)




2. Понять. Только самодовольный мудак будет утверждать что-то в духе «я и своей головой думать умею, я ваших критиков на хую вертел», ибо как бы гениальна ни была голова сказавшего что-то подобное (а обычно такие головы еле-еле держат средний уровень интеллекта), это ущербно изначально, так как ЧЕМ БОЛЬШЕ ВОСПРИЯТИЙ МЫ ПЕРЕНИМАЕМ, - ТЕМ ШИРЕ, ГЛУБЖЕ И МНОГОГРАННЕЙ НАШЕ ПОНИМАНИЕ И ОСМЫСЛЕНИЕ ТОГО, ЧТО НЕСЕТ В СЕБЕ ХУДОЖЕСТВЕННОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ. А уж тем более если это не просто советы ребят изо двора, излишне настойчивые пожелания «четких пацанчиков из района», «хороший мамин сериал» или увещевания соседа по парте задрота Васи – но ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ РАБОТЫ ПО-НАСТОЯЩЕМУ ТАЛАНТЛИВЫХ, САМОБЫТНЫХ И ИНТЕРЕСНЫХ АВТОРОВ; СО СВОИМ НЕПОВТОРИМЫМ ВЗГЛЯДОМ НА МИР И ОСОБЕННЫМ ВОСПРИЯТИЕМ ИСКУССТВА В ЧАСТНОСТИ И В ОСОБЕННОСТИ, то тут кагбэ очевидно, что ДАЖЕ если Вы действительно знаете и чувствуете (а не чирканули рецку на КП с рейтингом 20/17, и думаете теперь, что вы «ахуенный кинокритик блеать», хипстер, и вообще всего Альмадовра перенесли) что не то, чтобы разбираетесь, но именно ПОНИМАЕТЕ искусство, вам все равно будет безумно интересно взглянуть на мнения наших ребят, ибо глупо мечтать о полете на Марс и при этом принципиально не любить ромашки – ЖИЗНЬ СЛИШКОМ РАЗНАЯ, ЧТОБЫ ОГРАНИЧИВАТЬСЯ ЛИШЬ ОДНОЙ ЕЕ СТОРОНОЙ. СКОЛЬКО ПОНИМАЮЩИХ ИСКУССТВО ЛЮДЕЙ, СТОЛЬКО И ДОСТОЙНЫХ ВНИМАНИЯ МНЕНИЙ.

3. Насладиться. Вряд ли вы найдете того ценителя искусства, а в особенности – литературы, который не испытал бы «чисто эстетически-интеллектуального», если угодно – даже духовного наслаждения от прочтения. В этом, в том числе, состоит одно из уникальных свойств нашего издания – даже если вы на эту тему «собаку съели», даже если прошли эту игру 10 раз, это ваш любимый фильм или до дыр заслушанная пластинка – вам будет интересно. Почему? Да просто потому, что это интересно, самобытно, почти всегда – Стильно, качественно и талантливо написано. «Словесный катарсис» чуть ли не гарантирован :) Причем талантливо как в плане стилистическом, в плане формы, так и непосредственно «сути». Таким образом, наши материалы становятся интересны и исключительно самостоятельным образом, без обязательной привязки к обозреваемому объекту; по той простой причине, что это тоже – «уже» искусство. Как я это называю – «новое искусство на основе «старого»». Прецендентность минимальна; и пресловутая «третичность» восприятия уже не играет роли, полностью нивелируясь – рецензент проживает такую же новую жизнь, как и творец, создающий свое творение. И тут уже максимален фактор ответственности перед читателем, ибо рецензент позиционируется как профессионал, ведь его восприятие максимально удалено от привычного нам всем «легкомысленно-потреблядского» состояния и прочего обывательского отношения к искусству. Рецензент (настоящий – в полнокровном смысле этого слова – «арт-журналист») совершает настоящую духовно-интеллектуальную работу во время просмотра/прочтения/прослушивания, задействуя все доступные и недоступные возможности нашего мозга, нашего духа, нашей души и даже, чем черт не шутит! – нашего тела (особенно это касается танцевальной музыки, ага;), заставляет на высочайшем подъёме работать все рецепторы чувств – слух, зрение, тактильные ощущения, (все, абсолютно все имеет значение – без формы нет содержания, - также, как справедливо и обратное высказывание – без хотя бы одной детальки причудливого узора нет полной мозаики, - есть захватывающая дух картина с позорной брешью где-нибудь посередине или по краям, зияющей пустотой с бьющим оттуда холодным ветром – ну и кому такая понравится? Разве вы стояли бы в галерее, смотря на нее с раскрытым от восхищения ртом? Стала ли бы «Джоконда» «Джокондой» если бы она, допустим, не имела бы улыбки? Хотя это было бы интересно с точки зрения оригинальности…(так называемый «современный арт» – особливо касается современной живописи и скульптуры – который дошел в этой мысли до полнейшего маразма и вырождения самого понятия «искусства», полностью подменив его на нацеленный абсолютно коммерчески аморальный расчет, по определению вымещающий любое присутствие, мельчайший намёк на истинное творчество) дыхание (!), холодный мозговой анализ неразрывно единый с «чисто» чувственным восприятием и, - что особенно важно! – такие уникальные, удивительные и неисчерпаемо богатые, бездонно Вселенские, данные лишь человеку «чудеса» как ВООБРАЖЕНИЕ и ФАНТАЗИЯ (в обыденной речи – «абстрактное мышление») ладно, возьмем другой пример – слушая композицию, вы вряд ли бы обрадовались её неожиданному концу, или, как регулярно случается в моем плеере – может ли быть пример ярче! – внезапному «обрыву», огромному «пробелу тишины» посередине, вначале, или под конец – вот тоже самое и здесь, в отношении доведенного до профессионализма и высочайшей душевной чуткости, высоты и тонкости «отклика», «ценительства» и проникновения в самые-самые глубины «иных миров», этих «мини-Вселенных, спрятавшихся от лишних глаз в уютные пространства книжных переплётов, пластинок, дисков, 1000-метровых кинолент, холстах; живущих на подмостках сцены, в каждом отдельно взятом «реквизите» и даже как-то умещающихся (!) в невидимых «тисках» цифровых кодов, этих бесчисленных цифр, подчиняющихся неведомым для гуманитариев и до конца непознаваемым никем вообще алгоритмам сухого и – казалось бы! – безжизненного программного интернет-кода плавающего по бесконечнейшим пространствам Глобальной Паутины, и маленьким, но гордым картам памяти наших плееров, телефонов, конечно винчестеров, читалок, планшетов, ноутах и прочих электронных книжек) это не суть вы должны представлять то, что вы читаете и слушаете, а если вы смотрите – то стараться максимально «влиться» в одну сущность с главным героем повествования, почувствовать его «шкуру», полностью провалившись в реальность по ту сторону страниц/экрана/монитора/сцены) постоянно ищет, экспериментирует, смотрит на привычные вещи под непривычным углом, играет со стилем, образностью речи, формой подачи, изучает затронутую тему глубоко и беспощадно штудируя материал, проникает в «закулисье» созданного, перелопачивает интернет в поисках интересных исторических подробностей, тонкостях создания, истоках, влияниях, предпосылках и «толчковых импульсах», помогающих более полно, глубоко, детально и многогранно раскрыть тему; действительно мыслит над вопросами, поставленными в фильме/книге/музыкальном произведении. Не пренебрегает драгоценным дуновением вдохновения, сразу же приступая к текстовому выражению своих впечатлений (хотя после фильма, - особенно сильного - абсолютно естественно состояние «ошарашенности», так называемого известного «послевкусия» и просто наслаждения от закрывающих титров идущих, к тому же, не голыми, а - что, к счастью, бывает чуть менее, чем всегда – под хорошую музыку;). Ибо только при ответственном, серьезном и достойном подходе можно действительно выжать максимум пользы из того, что дарят нам художники и ремесленники от искусства.


(..а критика так и увязла в своей беспомощности словно в трясине)

Рецензия на фильм «Отверженные» (Les Misérables, 2012) от iRonMen77

Как-то сложно все во Франции 1815-ого года. Жан Вальжан, проведя на каторге, по формальному обвинению двадцать лет, наконец, ее покидает, периодически запевая нескладные куплеты о трудностях жизни и вере. Фантина, брошенная с фабрики прямо в пучину мерзостей французской глубинки – на панель, много плачет, стрижется под мальчика и надрывно поет о трудной судьбе и мечте. На экране она проведет немного, ибо плакать и петь одновременно даже для актрисы, не то, что женщины трудной судьбы – сложно. Вальжан становится мэром города и хозяином фабрики, на всякий случай оградив себя распятиями и, как бы искупая грехи человечества, взяв на воспитание Козетту, дочку Фантины. Внезапно прошло 15 лет! Париж, папа с выросшей дочкой попадают в сердце оппозиции, где великовозрастные мальчики, изготавливая боеприпасы на коленке и воздвигая баррикады из стульев, играют в плохишей и требуют перемен. Глава этих «бунтарей» влюбляется в Козетту. При этом из-за ближайшего угла, то и дело выглядывает типа сыщик Рассел Кроу с бровями домиком и пытается поймать Вальжана хоть за что-нибудь.

Настоящая классика, сюжет которой известен буквально каждому французу, стала на родине объектом поп-культуры. Путь к экранизации был тернистым и довольно кривым. Сначала «Отверженные» стали опереттой, потом мюзиклом, потом (самое страшное) бродвейским мюзиклом, сейчас же этот Франкенштейн, рвет и мечет в мировом прокате. Понять почему именно эта по настоящему мерзкая версия провозглашается чуть ли не лучшей за всю историю, очень сложно. «Отверженные» похожи на первоисточник, как вольный пересказ зануды, который почему-то решил, что будет прикольнее, если он всю историю пропоет. Остался сюжетный каркас, финал, и собственно имена, а между и даже вместо - сборник попсовых песен.

Все образы, столь глубоко раскрытые в книге, здесь обнулились, и проще называть персонажей именами актеров, который их исполняют, а уж живыми, эти манекены из магазина идеальных мюзиклов, можно назвать лишь, когда кто-то из них умирает. Песни, не смолкают, в них превращаются даже фразы, вроде «кушать подано». И хотя технически все выполнено правильно, назвать это лирикой довольно сложно. Исполнение тоже не радует: не все актеры справляются с пением на камеру прямо во время съемок, не все соответствуют своим ролям. Фактурно Джекман, хоть наряди его в костюм колобка, будет аристократом, который приходит ночью в спальни старых и не очень дев, но Вальжана он не тянет, коллеги справляются не намного лучше. Разве что Рассел Кроу при любом своем появлении показывает, кто тут по-настоящему попал в образ.

Нельзя заставить немого петь. Нельзя назвать настоящим мюзиклом фильм, в котором никто не танцует, особенно если он представляет из себя бесформенное нечто с режиссированное из рук вон плохо. И уж подавно, если сам фильм состоит из множества крупных планов, от которых начинают болеть глаза, а панорама города отличается нарочито компьютерными зданиями и закатами, его нельзя назвать хорошим. Конечно для каждого свои критерии того, что можно любить, а что нельзя, но на мой вкус «Отверженные» похожи на засасывающий в себя круг ада, в котором фальшиво все. Убери пласты пафоса, останется одномерная история о мальчиках-революционерах и суициде.

Подробнее на КиноПоиск.Ru