Концепция и Идеология. Краткое и полное описания

                                                «Осветите тьму» (главный, определяющий и символичный слоган)


1-2: Мы – это…

2-3: Почему "Illumination"?

3-4: Illumination – это…


Концепция журналистики и публицистики как искусства («Пусть гениальный играет на флейте, но еще гениальней слушали б вы»). Глубоко художественная критика.

1. Основной принцип – принцип художественности текста и незаменимой ценности глубоко личностно-индивидуального восприятия (*-основные принципы отношения и работы с материалом). Проще и конкретней говоря – работы (а особливо, само собою, это касается рец и спецух) должны быть Искусством, автор иметь неповторимые Стиль и Самобытность (если же он таковых в полном, чистом и высоком смысле сиих понятий пока не имеет, или же явно хромает один из «взаимонеобходимейших» компонентов, но зато имеет неслабый потенциал и внутреннюю предрасположенность к оным, он, естественно, стремится к достижению этого весьма важного и крайне характерно-отличительного именно для нашего издания и портала в целом «творческого статуса»). «Чем мы отличаемся от других изданий, так или иначе, в той или иной мере затрагивающих тему освещения и изучения искусства? Тем, что в отличие от остальных мы возводим журналистику, публицистику, критику и эссеистику в ранг искусства, а такой она и должна быть. Мы проповедуем личностное восприятие и незаменимую ценность индивидуальности взгляда. По моему глубокому убеждению, журналистикой лишенной пристрастности, журналистикой сухих и по сути бездушных фактов, сводок, статистик должны заниматься роботы. Человек создан для высшего, а именно для глубокого в самом чистом и прямом смысле слова переживания всего того, что заслуживает человеческого внимания, ибо у него есть душа, дух, сердце и ум. Поэтому только живая, т.н. "аналитическая" журналистика. Хотя, по сути, это никакая не "аналитическая журналистика", это уже горадзо выше и сложней - это арт-журналистика, это журналистика как искусство, это, если угодно, "художественная публицистика", ну и, безусловно, литературно-художественная критика. Соответственно всему вышесказанному, у каждого автора вырабатывается свой, неповторимый Стиль и Подчерк. У нас есть по меньшей мере 4 автора, ярчайшим образом демонстрирующих сей постулат - слог их не спутаешь ни с кем. Это сама творческая Самобытность, опять же в самом кристально чистом понимании сего слова. Поэтому мы признаем лишь такое освещение, когда об искусстве пишут, создавая новое искусство. Ведь только "безжалостно" пропустив насквозь через только свое Существо то или иное явление (а искусства это касается во всем апофеозе сего процесса), можно получить что-то по-настоящему ценное, неразрывно цельное в своих эстетических и смысловых аспектах, интересное даже самостоятельным образом, ибо оно - пропущено через призму восприятия лишь этого, неповторимого автора, вследствие чего и приобретает совершенно самостоятельную «самоценность», как и любое другое произведение искусства, ведь создание оного, прежде всего, основано на глубоко личностно-индивидуальном переживании и пропускании сквозь призму собственного, неповторимого восприятия уже имеющихся в реальности явлений, отчего ввиду своей самобытности (рожденной, понятное дело, совершенно своим и особым, действительно, черт возьми, Авторским видением мира, жизни, людей, Вселенной, Космоса) исходящей из, - естественно! -  Таланта, без преувеличения - Божьего Дара, помноженного на Вдохновение оно и становится интересным, ценным и само по себе, а вкупе с объектом восприятия* тем более сильным, воздействующим, по-настоящему смысловым и всецело заслуживающим право Жить, и быть услышанным/увиденным/прочувствованным/прочитанным/воспринятым, принятым во внимание и Жизнь; оказывающим то или иное (по идее - положительное, но если субъект не готов к восприятию, может произойти нежелательное) влияние на субъекта и его Реальность, его Жизнь, его внутренний и внешний мир.

*Важная ремарка - как-раз-таки отличительнейшим и явнейшим элементом "арт-журналистики и публицистики как искусства" является тот несомненный факт, что становится интересной сама по себе. Т.е., ее можно воспринимать уже совершенно отдельно от объекта, освещаемого в оной, она становится, как я уже и говорил выше, ценной и даже полноценной (!) сама по себе, приобретает зачастую абсолютную самоценность и независимость от того, о чем шла речь в статье. Так, например, игра может быть скучной и даже противной, и играть в нее будут разве что исключительно в "садомазохистко-эксперименаторских" целях, а вот уже статья про данную может быть безумно смешной, талантливой, литературной, веселой, увлекательной, стильной, захватывающей, одним словом - реально крутой.)

1-2: Мы – это…те, кого ждали очень давно. И кто, наконец, пришел. Зачем мы здесь? Чтобы совершить Революцию. Никто еще не писал об искусстве так энергично, ответственно, обширно, серьезно и мощно. До сих пор не было изданий, в основе которых лежала бы чёткая Концепция и Идеология, определяющая всю специфику, уникальность и политику журнала. Спросите любого молодого и начинающего автора, который еще совсем недавно пылал энергией, а теперь вынужден, чтобы заработать хоть немного на «хлеб насущный», батрачить на нелюбимых боссов в душных кабинетах нелюбимых изданий. Выполнять скушные поручения, писать о приезде какого-нибудь богатого мудака или освещать очередную политическую акцию. Озеленение. Экономика. Унылый конкурс, сельское хозяйство и прочее-прочее-прочее..да возьмите даже московских ребят. Думаете, всем так охота писать про очередной митинг? Ага, как бы не так. Большая часть из них хотела бы освещать аспекты культурной жизни, писать об искусстве, культуре, вести авторскую колонку на различные интересные, жизненные, актуальные и не очень, философские и не совсем темы. Работать на хорошем и действительно (!) интересном канале, в развивающемся, перспективном и способном на развитие издании, в честной, искренней, не испорченной щупальцами цензуры газете и радио. Спросите у потрясающего корифея, у старожилы и мастера в деле арт-журналистики (многие, сами того не сознавая, являются одними из ярчайших представителей данного направления)

3. Концепция журналистики и публицистики как искусства («Пусть гениальный играет на флейте, но еще гениальней слушали б вы»). Глубоко художественная критика.

Что такое «арт-журналистика»? Арт-журналистика – это не просто журналистика и иже с ним (публицистика, критика, эссеистика, «очеркотворчество» - далее – для краткости – и etc.), которая освещает культуру и искусству. Нет, это журналистика и etc. как искусство. Если говорить просто – мы создаём новое искусство на основе старого. Обыденное, казалось бы – (!), дело, превращаем в истинное Чудотворство. Вместо поверхности – смотрим вглубь. Не потребляем, но – воспринимаем, обогащаемся духовно и интеллектуально, чувствуем, мыслим, вдохновляемся и - Творим. Бесконечно растем и удивляем даже самих себя. Эксперементируем, не стоим на месте, ко всему ищем творческий, креативный подход, как никто поддерживаем, проповедуем и используем чистоту, незамыленность, глубину взгляда; неординарность мышления, нестандартность отношения. На все смотрим под непривычным, необычным, невиданным и неожиданным углом. Проверяем на прочность и на зуб, анализируем истоки, выжимаем максимум, берем во внимание только лучшее, достойнейшее, невиданнейшее доселе и зарытое, казалось бы, безнадежно глубоко; невозвратимо, казалось бы, утерянное – возвращаем, бережно очищаем от грязи и пыли забытья и забвения и, заставив сиять, и, переливаясь, сверкать всеми возможными и нет цветами и спектрами под лучами Солнца – дарим Миру. Даём лучшее освещение. Раскрываем самую суть, сердцевину, попадаем – или, уж по крайней мере, всегда стараемся попасть даже не в яблочко, но в самую середину самого сердца фрукта. Смотрим свежим, новым, незамыленным взглядом Вечно Удивленного Ребенка (ну, мы, по крайней мере, стараемся этому соответствовать, хотя бывает и сложно. Именно поэтому так полезно бывает отдохнуть от искусства и вообще всего; особенно – если это основной род твоих занятий. Очень полезно заглядывать в себя, медитировать, навещать «тонкий мир», высшие сферы и грани. Никогда не забывать постоянно обновляться, очищаться, перезагружаться, и, конечно, что важнее всего – перерождаться). С широко распахнутыми глазами. Ничего не боясь. Проникая за любую ширму и за любые кулисы. Истоки. Предтечи. Мы – настоящие максималисты, преданные фанаты и перфекционисты своего дела.

Поймав Красоту – словно бабочку в сачок – бережно доносить до читателя.

Отдельно о Ценителях. Чем отличается критик от ценителя? Когда мы слышим слово «критик», в воображении спразу всплывает образ вечно всем недовольного, сердитого, часто – старого (старпера, ага), занудливого, а иногда даже откровенно злого ворчуна, бормотуна, крикуна, скептика, и придирчиво-циничной сволочи, которую хлебом не корми, лишь бы дай что-нибудь «интеллигентно охаять» - в чем-нибудь упрекнуть, раскритиковать в пух и прах и белые рубашки (?) пушинки (?), самого себя не зная от счастья и самодовольства обосрать, облить помоями и, раздуваясь от важности, а также чуть ли не захлебываясь от подступающего к горлу кипящего и клокочущего внутри дерьма, обиженно и пафосно в итоге уйти, словно ты нес Просветление и являлся Носителем Истины в последней инстанции, разрезая воздух крючкованым носом и сверкая полными зла, презрения и гнева глазами. Я, конечно, немного преувеличил и нарочито гипертрофировал, но, в общем и целом, именно такой образ критика издавна укрепился в сознании миллионнов людей, так или иначе знакомых с икусством, и всем, что так или иначе можно оценить или «охаять». Да даже само слово какое-то неприятное, неуютное, склизкое, чуть ли не подскользнёшься сейчас от этой жижи; неустойчивое, недоверчивое; от этой разлившейся, извините за мой французский, парашы; заставляющее отвернуться и раздражённо фыркнуть. Так вот – мы намерены разрушить этот ужасный стереотип. Но для начала покажем, почему так получилось. А все просто – потому, что такое явление как «критиканство» (это именно что выше приведенное) – когда человек уже разучился удивляться, потерял свежесть взгляда, хоть какую-либо остроту чувств и восприимчивость сердца, он, думая, что еще может выдать что-то достойное, начинает руководствоваться сухими доводами разума, совершенно, естественно, забывая о том, что разум, а если говорить еще обширней и точней – мозг без живого Духа, Сердца и Души всего лишь бесполезный кусок мяса – в сознании большинства народных масс уже давно стало чуть ли не знаком равно самому жанру и понятию критики. Как мы изменим столь чудовищное положение? Мы введём новый термин. Ценительство. Знаем, это может прозвучать нелепо, но мы, к счастью, не претендуем на признание на официальном уровне и включение во все словари, энциклопедии и историческую сводку. Нет. Нам не нужно все это, чтобы друг друга понять (с). Термин может и не прижится. Это покажет время. А пока – мы просто хотим а) показать истинную суть дел, б) – научить в ней разбираться и ориентироваться. А суть проста, как и всё гениальное – если традиционно критика, своим назначением подразумевает именно что критику в буквальном смысле слова – то бишь умение и мастерство находить прорехи и недостатки, указывать на «дыры» и несостыковки, а своим подходом – критический подход, подход «моментальной готовности к осуждению и уже чуть ли не всегдашней, ставшей неотъемлемой и, нельзя не сказать, весьма гадкой профессиональной визиткой, - готовности к безжалостному, зачастую утопающему в своем уже откровенном, так и лезущем изо всех щелей маразме, надуманности и мимикрирующей под нечто умное, махровой, по сути, глупости, которую можно разрушить хотя бы одним, но по-настоящему здравым доводом; разносу и «слюнебрызганью» самодовольного, эгоцентричного, зацикленного на себе и раздувающегося словно твой павлин от самодовольства и важности (всклокоченные волосы, вечно неряшливый вид))ее точное по смыслу слово, - «ценительство» (от слова «ценить»)(*Именно Дух и иже с ним должны быть определяющими в восприятии искусства, ибо оное – как-раз-таки высочайшее, на что в принципе способен наш Дух. Самое то, где мы не просто как нигде близки и чувствуем Бога, но, даже, ощущаем, развиваем и культивируем Бога в себе. Ведь главное отличие человека от всех других живых созданий – это его способность к творчеству. Качество, которым Творец наделил только нас, тем самым выделив особенное, исключительно Божественное назначение Человека.) критикана. Ценитель же – концентрируется на достоинствах. На плюсах и положительных качествах. А воспринимает, обыкновенно, прежде всего Сердцем, Духом и Душой; и уж тем более всегда имеет взгляд свежий, незамыленный, а восприятие – истинно чистое и глубокое. На местно склотничеству, профессиональной «мелочности», эгоцентризму, самодурству и ставшей для всех столь неотделимой частью «типичного критика» крикливости (смотрите, даже звучит созвучно ;)) приходят доселе позорно ущемляемые, незаслуженно недооцененные и просто незамеченые, по-настоящему важные и Живые (!) качества – индивидуализм, независимость и авторскость. Все эти три главных, всеопределяющих принципа вкупе с эсклюзивно-индивидуально-либеральным подходом к авторам и освещаемым ими материалу дают поистине потрясающие результаты. А «потрясающесть» их в том, что каждый автор волен писать исключительно о том, что он любит. Что не просто знает – но рвется, готов и действительно хочет написать. Мы максимально минимализируем (да, вот такое вот словосочетание получилось;) «заставляннечество» и рутину. Это позволяет каждому материлу быть освещенным достойно, заслуженно, ласково, и – с Любовью. Что – если это действительно Любовь, а не обыкновенная влюбленность – как ни крути, а я является главным в отношении как и вообще к тому, что ты делаешь, чем занимаешься и над чем работаешь, так и – особенно! – к тому, о чём ты пишешь и на основании чего ты создаёшь новое искусство. И тут уже невозможно не процитировать одного из величайших мудрецов и одного из самого цитируемого человека всех Времен и Народов – Бернарда Шоу: "Труд по обязанности – это работа, а работа по склонности – досуг".

В нашем же случае это не просто досуг, но - Призвание и Предназначение.

                       1h9G2cJAybI