Оз. Великий и ужасный.

Тучи сгустились над кинотеатром "Октябрь", еще чуть-чуть и можно было ожидать дождь, дабы окончательно спугнуть и без того холодной погодой, голливудский пташек, залетевших в холодные края, в рамках мирового тура. Минусовая температура сковала обширную группу фанатов у дорожки в единый поток шагающих на месте людей, что со стороны, наверное напоминало довольно странный марш, словно множество девушек выстукивали сигналы "Быстрее" или "СОС", тем кто в это время находился в обширной пробке. Оттого затянувшееся ожидание целебритис, с постоянным подбадриванием организаторов, мол сейчас все будет, казалось вечным. Зеленая дорожка, довольно необычная для европейского гражданина, и благодаря ММКФ стандартная для нас, покрывалась небольшими хлопьями снега, выглядело это вполне красиво. И вот по крикам толпы, стало понятно, к нам приехал ревизор, да не один, а целая группа.

Сначала прошагав около задней стены фанатов, десант быстро переместился в шатер, дабы погреться (после томления в теплом лимузине?), или же принять на грудь. И вот, они вышли. Сэм Рэйми, который наиболее дружелюбно расписывал плакаты фильмов, которые он недавно представлял публике. Ваш покорный слуга сам не удержался взять закорючку у человека, без которого кино-становление вкуса, было бы невозможно и сказать ему о его влиянии. Что удивительно, режиссер проникся произнесенными от чистого сердца словами, и напоследок, я сказал ему, что бы он возвращался к фильмам в духе "Зловещих мертвецов", на что он улыбнулся, и произнес -"Этим и собирался заняться, дружище". Все же правило, о том, что режиссеры намного дружелюбнее, чем актеры, подтверждается. Джеймс Франко, довольно криво перекрашенный в блондина, и угрюмо отвечающий улыбкам, девушек, которые говорили о своей безмерной любви, неспешно шел по дорожке. Видимо за дам отдуваться были посланы гусары, ибо угрюмая Мила Кунис, пролетевшая мимо фанатов, словно овладела техникой "Стэйлс", так на дорожку и не вернулась. Зато Мишель Уильямс, прошлась дважды, туда и обратно. Ей я смог сказать лишь, что она безмерно красива, на что получил настолько искреннее спасибо, что разомлеть и согреться на морозе - было неизбежно.

"Оз" - скорее приквел, событий, которые, наверное, каждый знает с детства. Балаганный фокусник, разрываемый безмерным эго, желанием доказать, что он великий фокусник, как... Томас Эдисон, так и склонялся бы по всей стране, вместе с клоунами и другими замечательными людьми, если бы не одно но. Стечение обстоятельств, сначала загнали его в воздушный шар, а потом унесли прямо в эпицентр урагана, по средствам которого, он сказочным образом переносится в новый, красочный мир. Мир, в котором контраст цвета, поставлен на максимум, компьютерные ландшафты, намеренно мультяшны, все напоминает скорее видение окружающего мира под ЛСД. И вот,голубь из сумки, шарфы из рукава, и слезливая история о фамильной шкатулке, возвели его в ранг волшебника в новом мире. Теперь он сам того не желая вынужден сразится со злом, которое уже ввело в стране Оз режим диктатуры, и устраивает гонения маленьких и слабых, по средствам летучих обезьян.

Собственно фильм, представленный за неделю до мировой премьеры, оправдал ожидания даже более, чем мог. Выпущенные на той же дате Диснеем в прошлых годах "Алиса в стране чудес" и "Джон Картер", были конечно красивыми, но все же безжизненными творениями. И "Оз" мог пойти по тому же пути, если бы не фигура режиссера во главе площадки. Сценарий, который не представляет из себя ничего особенного, написанный по конвейерному принципу, правленый четырьмя разными людьми, вроде обаятельный и логичный, но не запоминающийся на выходе, так и загнулся бы с течением времени, будь за рулем этого локомотива, очередной безликий студийный режиссер. Но Рэйми снабдил эту историю удивительным лоском, настолько, что нарочитая старомодность, венчающаяся классическим "Зе энд" в конце, вызывает не дюжий восторг. При просмотре невозможно отделаться от мысли, о гиковой направленности режиссера, то тут, то там выглянет тень похожая на королеву чужих, то план с декорациями, отчетливо напоминающими "Матрицу" заставит нервно похихиковать, в такт ритму фильма. Особый же восторг, испытываешь, когда понимаешь, что в общем-то детском проекте, режиссер цитирует горящий экран из "Ублюдков" Тарантино. А оператор всячески отрывается устанавливая камеру, словно снимает он дебют, который позже представят на кинофестивале, а никак не студийным боссам.

Но и без того, весь этот раздражающе яркий мир, начинает казаться по своему милым. Населенный довольно редкими для кинематографа животными - фантазией и энтузиазмом, он обладает прорисованными до мелочей второстепенными персонажами, коими населен сказочный лес. И наравне со львом, тут можно встретить кусающиеся цветы, с фонариками вместо глаз. Более первостепенные - по всем правилам семейного кино милая мартышка в костюме портье, и трогательная в каждом жесте и действии фарфоровая кукла, обязательно накинут бал общему впечатлению. На первом плане извечно прищурившийся Франко, постоянно ухмыляясь, сложно представить кого-то кроме него в образе Оза, ибо сыграть настолько эгоцентричного персонажа, проявляющего на протяжении фильма чуть ли не половину смертных грехов, надо уметь. Окружает его гарем из прекрасной Уильямс, которой нужно лишь стоять в кадре, как элемент интерьера, дабы радовать глаз, довольно серой Кунис, которая хотя бы плачет кислотой ( запоминающийся так же корсет на голое тело, или обтягивающие брюки, в очередной раз заставляют ухмыльнутся - Дисней, что с него взять), ну и макабрическая Вайз, которой по типажу идут образы злодеек, всячески отрывается в своей роли.

Постмодернистская сказка, здесь вполне не утратила обаяния, того, первого и самого каноничного фильма про страну Оз, но забавно другое - то, что Рэйми отмахивается от стандартной балванистой морали, о счастье, которое у тебя под носом, словно это жужжащая муха витающая над человеком, который спит и видит прекрасный сон. И оставленный ход с реальностью, которая проявляет себя в сказке, скорее забавляет этим фактом, Оз не ищет желания вернутся домой, в стране Оз ему тоже хорошо. И тут понимаешь, что в негласное правило, сказки разрушено. Наверное, сейчас это и есть единственный выход для жанра, ведь ежели настоящих волшебников, которые раньше творили невероятные чудеса не осталось, то пусть это довольно аляповато, но умело, сделают фокусники, которые хотят всеми силами быть на них похожи, и используют арсенал, милых, ни к чему не обязывающих трюков, которые развлекают, а в перерывах еще и веселят.

Наверное в этой детской наивности, переплетенной с взрослыми мотивами и кроется успех, который без зазрения совести, можно приписать Рэйми. Самоирония никогда не была лишней, и здесь она чуть ли не героически тянет, этот Титаник на сушу, причем не в Антарктику, а куда-нибудь в Майами, ну или где сердцу по приятнее.