Концепция и Идеология. Краткое и полное описания

                                                «Осветите тьму» (главный, определяющий и символичный слоган)


1-2: Мы – это…

2-3: Почему "Illumination"?

3-4: Illumination – это…


Концепция журналистики и публицистики как искусства («Пусть гениальный играет на флейте, но еще гениальней слушали б вы»). Глубоко художественная критика.

1. Основной принцип – принцип художественности текста и незаменимой ценности глубоко личностно-индивидуального восприятия (*-основные принципы отношения и работы с материалом). Проще и конкретней говоря – работы (а особливо, само собою, это касается рец и спецух) должны быть Искусством, автор иметь неповторимые Стиль и Самобытность (если же он таковых в полном, чистом и высоком смысле сиих понятий пока не имеет, или же явно хромает один из «взаимонеобходимейших» компонентов, но зато имеет неслабый потенциал и внутреннюю предрасположенность к оным, он, естественно, стремится к достижению этого весьма важного и крайне характерно-отличительного именно для нашего издания и портала в целом «творческого статуса»). «Чем мы отличаемся от других изданий, так или иначе, в той или иной мере затрагивающих тему освещения и изучения искусства? Тем, что в отличие от остальных мы возводим журналистику, публицистику, критику и эссеистику в ранг искусства, а такой она и должна быть. Мы проповедуем личностное восприятие и незаменимую ценность индивидуальности взгляда. По моему глубокому убеждению, журналистикой лишенной пристрастности, журналистикой сухих и по сути бездушных фактов, сводок, статистик должны заниматься роботы. Человек создан для высшего, а именно для глубокого в самом чистом и прямом смысле слова переживания всего того, что заслуживает человеческого внимания, ибо у него есть душа, дух, сердце и ум. Поэтому только живая, т.н. "аналитическая" журналистика. Хотя, по сути, это никакая не "аналитическая журналистика", это уже горадзо выше и сложней - это арт-журналистика, это журналистика как искусство, это, если угодно, "художественная публицистика", ну и, безусловно, литературно-художественная критика. Соответственно всему вышесказанному, у каждого автора вырабатывается свой, неповторимый Стиль и Подчерк. У нас есть по меньшей мере 4 автора, ярчайшим образом демонстрирующих сей постулат - слог их не спутаешь ни с кем. Это сама творческая Самобытность, опять же в самом кристально чистом понимании сего слова. Поэтому мы признаем лишь такое освещение, когда об искусстве пишут, создавая новое искусство. Ведь только "безжалостно" пропустив насквозь через только свое Существо то или иное явление (а искусства это касается во всем апофеозе сего процесса), можно получить что-то по-настоящему ценное, неразрывно цельное в своих эстетических и смысловых аспектах, интересное даже самостоятельным образом, ибо оно - пропущено через призму восприятия лишь этого, неповторимого автора, вследствие чего и приобретает совершенно самостоятельную «самоценность», как и любое другое произведение искусства, ведь создание оного, прежде всего, основано на глубоко личностно-индивидуальном переживании и пропускании сквозь призму собственного, неповторимого восприятия уже имеющихся в реальности явлений, отчего ввиду своей самобытности (рожденной, понятное дело, совершенно своим и особым, действительно, черт возьми, Авторским видением мира, жизни, людей, Вселенной, Космоса) исходящей из, - естественно! -  Таланта, без преувеличения - Божьего Дара, помноженного на Вдохновение оно и становится интересным, ценным и само по себе, а вкупе с объектом восприятия* тем более сильным, воздействующим, по-настоящему смысловым и всецело заслуживающим право Жить, и быть услышанным/увиденным/прочувствованным/прочитанным/воспринятым, принятым во внимание и Жизнь; оказывающим то или иное (по идее - положительное, но если субъект не готов к восприятию, может произойти нежелательное) влияние на субъекта и его Реальность, его Жизнь, его внутренний и внешний мир.

*Важная ремарка - как-раз-таки отличительнейшим и явнейшим элементом "арт-журналистики и публицистики как искусства" является тот несомненный факт, что становится интересной сама по себе. Т.е., ее можно воспринимать уже совершенно отдельно от объекта, освещаемого в оной, она становится, как я уже и говорил выше, ценной и даже полноценной (!) сама по себе, приобретает зачастую абсолютную самоценность и независимость от того, о чем шла речь в статье. Так, например, игра может быть скучной и даже противной, и играть в нее будут разве что исключительно в "садомазохистко-эксперименаторских" целях, а вот уже статья про данную может быть безумно смешной, талантливой, литературной, веселой, увлекательной, стильной, захватывающей, одним словом - реально крутой.)

1-2: Мы – это…те, кого ждали очень давно. И кто, наконец, пришел. Зачем мы здесь? Чтобы совершить Революцию. Никто еще не писал об искусстве так энергично, ответственно, обширно, серьезно и мощно. До сих пор не было изданий, в основе которых лежала бы чёткая Концепция и Идеология, определяющая всю специфику, уникальность и политику журнала. Спросите любого молодого и начинающего автора, который еще совсем недавно пылал энергией, а теперь вынужден, чтобы заработать хоть немного на «хлеб насущный», батрачить на нелюбимых боссов в душных кабинетах нелюбимых изданий. Выполнять скушные поручения, писать о приезде какого-нибудь богатого мудака или освещать очередную политическую акцию. Озеленение. Экономика. Унылый конкурс, сельское хозяйство и прочее-прочее-прочее..да возьмите даже московских ребят. Думаете, всем так охота писать про очередной митинг? Ага, как бы не так. Большая часть из них хотела бы освещать аспекты культурной жизни, писать об искусстве, культуре, вести авторскую колонку на различные интересные, жизненные, актуальные и не очень, философские и не совсем темы. Работать на хорошем и действительно (!) интересном канале, в развивающемся, перспективном и способном на развитие издании, в честной, искренней, не испорченной щупальцами цензуры газете и радио. Спросите у потрясающего корифея, у старожилы и мастера в деле арт-журналистики (многие, сами того не сознавая, являются одними из ярчайших представителей данного направления)

3. Концепция журналистики и публицистики как искусства («Пусть гениальный играет на флейте, но еще гениальней слушали б вы»). Глубоко художественная критика.

Что такое «арт-журналистика»? Арт-журналистика – это не просто журналистика и иже с ним (публицистика, критика, эссеистика, «очеркотворчество» - далее – для краткости – и etc.), которая освещает культуру и искусству. Нет, это журналистика и etc. как искусство. Если говорить просто – мы создаём новое искусство на основе старого. Обыденное, казалось бы – (!), дело, превращаем в истинное Чудотворство. Вместо поверхности – смотрим вглубь. Не потребляем, но – воспринимаем, обогащаемся духовно и интеллектуально, чувствуем, мыслим, вдохновляемся и - Творим. Бесконечно растем и удивляем даже самих себя. Эксперементируем, не стоим на месте, ко всему ищем творческий, креативный подход, как никто поддерживаем, проповедуем и используем чистоту, незамыленность, глубину взгляда; неординарность мышления, нестандартность отношения. На все смотрим под непривычным, необычным, невиданным и неожиданным углом. Проверяем на прочность и на зуб, анализируем истоки, выжимаем максимум, берем во внимание только лучшее, достойнейшее, невиданнейшее доселе и зарытое, казалось бы, безнадежно глубоко; невозвратимо, казалось бы, утерянное – возвращаем, бережно очищаем от грязи и пыли забытья и забвения и, заставив сиять, и, переливаясь, сверкать всеми возможными и нет цветами и спектрами под лучами Солнца – дарим Миру. Даём лучшее освещение. Раскрываем самую суть, сердцевину, попадаем – или, уж по крайней мере, всегда стараемся попасть даже не в яблочко, но в самую середину самого сердца фрукта. Смотрим свежим, новым, незамыленным взглядом Вечно Удивленного Ребенка (ну, мы, по крайней мере, стараемся этому соответствовать, хотя бывает и сложно. Именно поэтому так полезно бывает отдохнуть от искусства и вообще всего; особенно – если это основной род твоих занятий. Очень полезно заглядывать в себя, медитировать, навещать «тонкий мир», высшие сферы и грани. Никогда не забывать постоянно обновляться, очищаться, перезагружаться, и, конечно, что важнее всего – перерождаться). С широко распахнутыми глазами. Ничего не боясь. Проникая за любую ширму и за любые кулисы. Истоки. Предтечи. Мы – настоящие максималисты, преданные фанаты и перфекционисты своего дела.

Поймав Красоту – словно бабочку в сачок – бережно доносить до читателя.

Отдельно о Ценителях. Чем отличается критик от ценителя? Когда мы слышим слово «критик», в воображении спразу всплывает образ вечно всем недовольного, сердитого, часто – старого (старпера, ага), занудливого, а иногда даже откровенно злого ворчуна, бормотуна, крикуна, скептика, и придирчиво-циничной сволочи, которую хлебом не корми, лишь бы дай что-нибудь «интеллигентно охаять» - в чем-нибудь упрекнуть, раскритиковать в пух и прах и белые рубашки (?) пушинки (?), самого себя не зная от счастья и самодовольства обосрать, облить помоями и, раздуваясь от важности, а также чуть ли не захлебываясь от подступающего к горлу кипящего и клокочущего внутри дерьма, обиженно и пафосно в итоге уйти, словно ты нес Просветление и являлся Носителем Истины в последней инстанции, разрезая воздух крючкованым носом и сверкая полными зла, презрения и гнева глазами. Я, конечно, немного преувеличил и нарочито гипертрофировал, но, в общем и целом, именно такой образ критика издавна укрепился в сознании миллионнов людей, так или иначе знакомых с икусством, и всем, что так или иначе можно оценить или «охаять». Да даже само слово какое-то неприятное, неуютное, склизкое, чуть ли не подскользнёшься сейчас от этой жижи; неустойчивое, недоверчивое; от этой разлившейся, извините за мой французский, парашы; заставляющее отвернуться и раздражённо фыркнуть. Так вот – мы намерены разрушить этот ужасный стереотип. Но для начала покажем, почему так получилось. А все просто – потому, что такое явление как «критиканство» (это именно что выше приведенное) – когда человек уже разучился удивляться, потерял свежесть взгляда, хоть какую-либо остроту чувств и восприимчивость сердца, он, думая, что еще может выдать что-то достойное, начинает руководствоваться сухими доводами разума, совершенно, естественно, забывая о том, что разум, а если говорить еще обширней и точней – мозг без живого Духа, Сердца и Души всего лишь бесполезный кусок мяса – в сознании большинства народных масс уже давно стало чуть ли не знаком равно самому жанру и понятию критики. Как мы изменим столь чудовищное положение? Мы введём новый термин. Ценительство. Знаем, это может прозвучать нелепо, но мы, к счастью, не претендуем на признание на официальном уровне и включение во все словари, энциклопедии и историческую сводку. Нет. Нам не нужно все это, чтобы друг друга понять (с). Термин может и не прижится. Это покажет время. А пока – мы просто хотим а) показать истинную суть дел, б) – научить в ней разбираться и ориентироваться. А суть проста, как и всё гениальное – если традиционно критика, своим назначением подразумевает именно что критику в буквальном смысле слова – то бишь умение и мастерство находить прорехи и недостатки, указывать на «дыры» и несостыковки, а своим подходом – критический подход, подход «моментальной готовности к осуждению и уже чуть ли не всегдашней, ставшей неотъемлемой и, нельзя не сказать, весьма гадкой профессиональной визиткой, - готовности к безжалостному, зачастую утопающему в своем уже откровенном, так и лезущем изо всех щелей маразме, надуманности и мимикрирующей под нечто умное, махровой, по сути, глупости, которую можно разрушить хотя бы одним, но по-настоящему здравым доводом; разносу и «слюнебрызганью» самодовольного, эгоцентричного, зацикленного на себе и раздувающегося словно твой павлин от самодовольства и важности (всклокоченные волосы, вечно неряшливый вид))ее точное по смыслу слово, - «ценительство» (от слова «ценить»)(*Именно Дух и иже с ним должны быть определяющими в восприятии искусства, ибо оное – как-раз-таки высочайшее, на что в принципе способен наш Дух. Самое то, где мы не просто как нигде близки и чувствуем Бога, но, даже, ощущаем, развиваем и культивируем Бога в себе. Ведь главное отличие человека от всех других живых созданий – это его способность к творчеству. Качество, которым Творец наделил только нас, тем самым выделив особенное, исключительно Божественное назначение Человека.) критикана. Ценитель же – концентрируется на достоинствах. На плюсах и положительных качествах. А воспринимает, обыкновенно, прежде всего Сердцем, Духом и Душой; и уж тем более всегда имеет взгляд свежий, незамыленный, а восприятие – истинно чистое и глубокое. На местно склотничеству, профессиональной «мелочности», эгоцентризму, самодурству и ставшей для всех столь неотделимой частью «типичного критика» крикливости (смотрите, даже звучит созвучно ;)) приходят доселе позорно ущемляемые, незаслуженно недооцененные и просто незамеченые, по-настоящему важные и Живые (!) качества – индивидуализм, независимость и авторскость. Все эти три главных, всеопределяющих принципа вкупе с эсклюзивно-индивидуально-либеральным подходом к авторам и освещаемым ими материалу дают поистине потрясающие результаты. А «потрясающесть» их в том, что каждый автор волен писать исключительно о том, что он любит. Что не просто знает – но рвется, готов и действительно хочет написать. Мы максимально минимализируем (да, вот такое вот словосочетание получилось;) «заставляннечество» и рутину. Это позволяет каждому материлу быть освещенным достойно, заслуженно, ласково, и – с Любовью. Что – если это действительно Любовь, а не обыкновенная влюбленность – как ни крути, а я является главным в отношении как и вообще к тому, что ты делаешь, чем занимаешься и над чем работаешь, так и – особенно! – к тому, о чём ты пишешь и на основании чего ты создаёшь новое искусство. И тут уже невозможно не процитировать одного из величайших мудрецов и одного из самого цитируемого человека всех Времен и Народов – Бернарда Шоу: "Труд по обязанности – это работа, а работа по склонности – досуг".

В нашем же случае это не просто досуг, но - Призвание и Предназначение.

                       1h9G2cJAybI

To the Wonder

Франция. Там - упивались страстью, нежностью, желанием. Площади, песок, море, там они были счастливы, как никогда прежде и никогда после. Обратно едут втроем: он, она и ее маленькая дочь, которая будет умолять не уезжать отсюда, кричать от восторга свободы, а потом зачахнет, завянет, словно бутон розы, оставшийся без воды и, в конце концов, будет срываться на условного отчима, изливаясь в бессильных истериках. В безграничных просторах Оклахомы две француженки всегда будут чужими, и любовь старшей не вынесет этой чуждости: чувства угаснут, танцы под лучами солнца останутся в прошлом, а не распакованные вещи дождутся возвращения на родину.

Томас Манн мог на бумаге отобразить музыку, Малик пытается отобразить на кинопленке чувства и эмоции. Воздушные, эфемерные, лишь формально связанные с какой-то историей. Ему удается окончательно отойти от стандартного понятия кинофильма: сюжет здесь умещается в одну строчку, диалоги и закадровый текст похожи на наброски на полях, мысли вслух. И все-таки «К чуду» нельзя отказать в осмысленности и глубине. Это фильм об увядании любви, что медленно чахнет в темных коридорах дома, где ее заперли. Возродить былое не сможет даже вера, которая приходит в фильм в образе несчастного пастора. Мелькают слова, мысли, образы. Появляется и исчезает тема ядерной энергетики, и кажется, будто главный герой, оказавшись рядом с очагом облучения, поневоле видоизменил светлое чувство, привезенное из Европы: оно мутировало, обратилось против хозяина, точно разъедающая изнутри болезнь...

Любовь умирает медленно, с надрывом. Можно долго рассуждать, мол ладья таинственной славянской души (судя по пропетой колыбельной и периодическому переходу на другой язык, главная героиня - русская) налетела на холодный и негостеприимный американский 'берег'. Разнообразные трактовки, безусловно, повышают ценность фильма Малика. Однако долго искать мотивы и символизм в каждом кадре - не единственный путь познания: иногда лучше просто наслаждаться тем, что происходит на экране, происходит вокруг. Закадровый текст периодически скатывается в банальность, но ведь извечные вопросы бытия — та же банальность, не так ли? Шестнадцать месяцев монтажа, позволили режиссеру соорудить лебединую песню любви - симфонию из криков, шепотов, стонов, шелеста вселенной. Нужно просто ощущать, не раздумывая над абстрактностью или мотивами, впитывая единения проникновенных кадров и хаотичного монтажа, в памяти все возникает именно так.

Последний кадр свидетельствует, что настоящее чудо - это природа, а именно место где чувство зародилась, замок на полуострове Сен-Мишель. Волшебство - не в людях с их способностью кратковременно раствориться друг в друге. Проходит время, и они смотрят в разные стороны, идут в разные стороны, испытывая саднящую глухую злость, притаившуюся под сердцем. Злость, которую не утолить таблетками и спонтанными изменами. Волшебство - вся эта жизнь вокруг, сверкающая, переливающаяся разными красками. Время не властно над этими просторами, над небом и землей, над головокружительным чувством свободы, которую можно почувствовать, пробежав по полю, задевая икрами колосья пшеницы, прижавшись лбом к стволу дерева, что росло здесь задолго до твоего рождения. Жизнь - невообразимая, вдохновенная, исполненная красоты.

Смерть вещей

Статья 1 мая 2012, 13:57

Неважно, какие причины вызвали цифровую революцию, которая уже привела к краху некоторых розничных сетей, специализирующихся на продаже музыки, фильмов и видеоигр – сам факт вызывает у нас, родившихся незадолго до смены тысячелетий, печаль и уныние. Даг Ломбарди, не последний человек в Valve, в одном из своих последних интервью с горечью вспоминает, как еще десять лет назад смеялся в ответ на вопросы испуганных ритейлеров – да нет, дышите спокойно, Steam еще не скоро составит вам конкуренцию. Однако воздуха хватило лишь на пару вдохов: где сейчас розница и где сейчас Steam?

Некоторое время мне довелось поработать продавцом в одной из лавочек, торгующих софтом. Я тогда как раз заканчивал институт – обычная история, голодный студент в поисках подработки. Это было как раз около десяти лет назад, но уже тогда объемы продаж были просто смешные: двадцать дисков в день? смена удалась, повезло так повезло. Причем в лавочке постоянно толклись люди – и дети, и взрослые; они тыкали в витрины пальцем, рассказывали друг другу о новинках и часто спрашивали «кантырстрайк с ботами». Сегодня во всем миллионном Омске таких лавочек практически не осталось – есть несколько филиалов крупных ритейлеров вроде «1С-Интерес», однако в их павильонах так пустынно, что если остановиться и прислушаться, можно различить свист ветра, гоняющего перекати-поле между полками, с которых на редкого покупателя грустно смотрят морские пехотинцы, ассассины и древние полководцы. Воспоминания о том, что еще совсем недавно ты сам продавал болванки, куда были втиснуты изуродованные кодеком DivX «Матрицы» и «Невыполнимые миссии», кажутся далеким сном. Зачем вы ходите в дисковые магазины? Чтобы знать, что сегодня вечером буду тянуть с торрентов, ха-ха-ха.

Процесс необратим, сомнений в этом не осталось, кажется, уже ни у кого. Если дискуссии о смерти печатной литературы еще идут – у каждого второго есть ридер, но книжные магазины до сих пор процветают, несмотря на чудовищное соотношение цены и качества среднестатистического томика – то играм, музыке и фильмам на физических носителях смертный приговор вынесен и, увы, приведен в исполнение. Как давно вы покупали что-то на диске? Как давно открывали лоток привода компакт-дисков? Если раньше исключение составляли игры для консолей – в первую очередь удивительно долго сопротивлявшейся пиратским атакам PS3 – то сегодня быстрее и выгоднее покупать игры в том же PS Store, чем ждать их появления в магазине, до которого еще нужно добраться. Возможность оплатить игру задолго до релиза, а играть в нее спустя несколько минут после – та несомненная привилегия, на которую сейчас нечего ответить даже пиратам, чего уж говорить о розничных сетях. Торговля в розницу вообще свелась к импульсивным покупкам – медийным продуктам отведено постыдное место между женскими журналами и поваренными книгами в «Ашане». BD-фильмы, которые еще совсем недавно скупались по бешеным ценам (причем качество контента роли не играло – да хоть «Лютый против бешеного», лишь бы в 1080p), сегодня никому не сдались и за 99 рублей. Многие не возьмут их и даром.

Тогда откуда взялись печаль и уныние, о которых написано чуть выше? Если мы стали свидетелями естественного процесса, с какой стати вообще о чем-то горевать? Сегодня можно записать десяток фильмов на флешку емкостью 32 гигабайта и воткнуть ее в первый попавшийся телевизор – что в этом плохого? Долгое время я сам не мог понять, что именно смущает меня в данной ситуации, с какой стати кошки скребут на душе всякий раз, когда вижу объявление о продаже «кода на скачивание свежего хита». И лишь недавно понял: наверное, дело в поколении. Тем, кто привык обмениваться фотографиями с помощью мобильников или читать журналы посредством айпада, наверное, сложно объяснить, что вне физической оболчки медийный продукт теряет как минимум половину своей ценности. Помню, как через друзей с огромным трудом мне повезло достать коллекционное издание второго «Терминатора» на блюрей-диске – в железном боксе, с умопомрачительным тиснением. Это нечто, что заслужило занять место в окружающем меня пространстве: записанный на внешний жесткий диск фильм оставался обычным видеофайлом, куском кода, в то время как полный внутреннего достоинства диск буквально сиял изнутри и был чем-то большим, чем просто набором нулей и единиц. То же самое я могу сказать о любой другой своей покупке: то, что я могу подержать в руках, воплощает в себе труд многих и многих людей, оно осязаемо, оно вечно. Ради этого можно съездить на другой конец города, ради этого можно пожертвовать внушительной суммой денег. То, что я скачал, больше напоминает вещь, взятую напрокат, чем полноценную покупку: точно так же этот же самый дистрибутив скачивают сотни людей – чем я отличаюсь от них? Если я пройду скачанную игру и удалю ее, чтобы освободить место жестком диске – что вообще будет напоминать мне о часах, проведенных в виртуальных мирах? Разве может сравниться раздраженное ожидание, пока менеджер закачек завершит свою работу, с тем томлением, которое испытываешь по пути от кассы магазина до собственной квартиры? Ты несешь в кармане маленькую коробочку, содержимое которой – билет в иную реальность, волшебный жетон для избранных, именной пригласительный на закрытую вечеринку. Спустя годы ты можешь взять эту коробочку в руки и по минутам вспомнить день, когда она у тебя оказалась. За последние годы я сыграл в огромное количество игр – а таких коробочек у меня накопилось меньше десятка. Как именно у меня оказалась Battlefield 3? Откуда на рабочем столе взялась иконка Skyrim? Стоит ли тратить время на Human Revolution – или лучше удалить ее, ведь все равно в любой момент я смогу установить ее заново – хвала Steam – если только не забуду, что эта игра у меня вообще есть? Да и есть ли она у меня – или я просто одолжил ее у Гейба Ньюэлла, как добрую дюжину игр, что перечислены в моей steam-библиотеке и в которые я, скорее всего, больше никогда не сыграю?

Короче говоря, я понял, чем буду заниматься на пенсии – когда заработаю игровой журналистикой кучу денег: я открою музей вещей. Ведь наверняка лет через пятьдесят никто и не вспомнит, что еще совсем недавно книги было принято держать на полках, а музыку слушать на здоровых квадратных дурындах с отстегивающимися колонками и сиди-чейнджером на пять дисков. Посмотрите направо: это «Герои меча и магии» в джевеле – да-да, те самые, которые встроены в ваши наручные часы. Посмотрите налево – это подарочное издание «Бегущего по лезвию бритвы», когда-то, не поверите, снимались фильмы хронометражом больше часа. Посмо… куда же вы? Постойте! Что значит «некогда»? Что значит «старое барахло»? Может, зайдете позже? Да, конечно, я буду ждать. Здесь столько интересного…
339

7919 просмотров

Купите журнал: Сергей Думаков про смерть игровой прессы

Статья 4 апреля 2012, 19:57

Ваш покорный слуга за последние десять лет успел поработать в нескольких крупных печатных изданиях – увы, так сложилось, что большая часть из них уже закрыты и живут лишь в памяти самых преданных своих читателей. Путь от человека, который думает, что умеет писать об играх, до человека, который может связно написать об играх хоть что-нибудь, был долог и непрост, и если бы не терпение нескольких посланных небом редакторов, я бы сейчас не выстукивал эти строки на старенькой клавиатуре с западающим пробелом (знаю, давно пора купить новую, но слишком уж привык к этой). До декабря минувшего года мои тексты выходили преимущественно на бумаге: то есть без малого десять лет я думал и писал печатным форматом.

Однако вместе с ликвидацией последнего из моих многотиражных пристанищ вдруг выяснилось, что дни русскоязычной профильной прессы давно прошли. Писать, как оказалось, больше некуда.

Впрочем, конец отечественного игрожура наступил гораздо раньше, просто небольшой замкнутый мирок, в котором живет редакция любого журнала, создавал иллюзии хотя бы какой-то активности. В «PC ИГРЫ» меня пригласил Александр Каныгин, с которым мы вместе работали сначала в Game.EXE, а после – в российском представительстве «Нового диска». Тогда же к редакции присоединился Николай Третьяков, чуть позже – Петр Сальников и Кирилл Перевозчиков. Думаю, никому не нужно напоминать, что качество текстов при таком редакционном составе было просто волшебным – я, само собой, не имею ввиду себя – не скажу за других, но сам покупал журнал в ближайшем киоске, как рядовой читатель. Просто потому, что читать было интересно. Потому что было всерьез, по-настоящему. И всякий раз, восхищенно цокая языком при чтении какого-нибудь особо удачного материала, я и подумать не мог, что вот этот запах свежей типографской краски, вот это непередаваемое ощущение от перелистывания теплых еще страниц может исчезнуть. Ведь что может случиться с людьми, которые пишут об играх хорошо? Не могут же они просто взять и перестать писать, правда? Ведь их много, я лично знаю полтора десятка! Чем же они будут заниматься? Да и зачем им заниматься чем-то другим?

Как это обычно бывает, очки цвета фламинго громко и банально хрустнули под циничным каблуком рабочих будней. Люди, один за другим, начали из журнала уходить. Новости из стана издательства приходили то обнадеживающие, то мрачные, как лицо министра – но люди уходили не столько из-за этого: состав редакции почти полностью поменялся в течение года-полутора, никто никого за собой не тянул, у каждого автора была своя причина. С тяжелым финансовым положением или недостатком творческой свободы эти причины точно связаны не были – тут-то как раз все было более или менее нормально. Умные, грамотные, талантливые ребята (как опытные, так и ветераны) покидали не конкретный журнал. Они уходили из печатной прессы вообще. На самом деле, достаточно поработать в крупном игровом издании несколько месяцев, как многие вещи становятся очевидными: скудоумие издательского начальства, невозможность влиять на положение дел в индустрии, равнодушие и инертность аудитории – список можно продолжать до бесконечности. К аудитории, конечно, особые счеты: среднестатистическому читателю наплевать на состав редакции, качество материала и текст вообще. Среднестатистический читатель обращает внимание на обложку, количество страниц, размер скриншотов и (в лучшем случае) итоговые оценки, выставленные той или иной игре. Верстка? Эксклюзивные тексты? Игры как искусство? Бросьте. Скажите лучше, куда вы дели мой DVD-диск и почему журнал в деревне Большие Поляны в этом месяце стоит на пять рублей дороже.

В какой-то момент в голове возникает вопрос: кому вообще все это нужно? Ты можешь вылезти из шкуры и написать рецензию-акроним белым авангардистким стихом – но читатель… даже не то что не оценит: читатель, как обычно, страницы с текстом просто пролистает, мимоходом окинув скучающим взглядом картиночки. Ты можешь надеяться сначала на положительный фидбек, потом на отрицательный фидбек, потом хотя бы на какой-нибудь фидбек – но фидбека не будет, потому что сегодня просто никто не читает буквы, если они сложены более чем в один абзац. Тот, кто понимает это раньше остальных, открывает для себя удивительный мир православной игрожурналистики: можно писать говно! Можно писать говно ТОННАМИ, и никто ничего не заметит! Можно писать рецензии, не играя в игры; можно ставить любые оценки чему угодно; можно даже не знать русского языка. Короткие предложения. Минимум аналитики. Больше драйва. Профит!

И читатель, по какой-то странной причине все еще покупающий журналы о компьютерных играх, не виноват в том, что он такой. В нашей стране с самых своих истоков игровая пресса считается чуть ли не детсадовской – между прочим, отношение со стороны издателей к ней до сих пор именно такое: «Посмотрите на «Игроманию»! Да, там не пишут, а занимаются лингвистическим эквивалентом дефекации – но тиражи, тиражи-то каковы!» Отсутствие какой-либо эволюции («а зачем??») привело к тому, что игрожур, точно доктор Франкенштейн, создал свою аудиторию сам, и аудитория эта тоже не горит желанием что-то менять. Ее вполне устраивает роль типичного русскоязычного игрового журнала: путеводитель по торрентам. И в этом аудитория опять-таки не виновата! Каныгины приходят и уходят, издатели остаются. И им вообще НЕ ВАЖНО, о чем и как пишут в журнале, пока в нем достаточное количество рекламных полос. И им точно так же неважно, кто и зачем это читает. Вот почему все журналы о компьютерных и видеоиграх у нас похожи друг на друга, как две пустых болванки.

Поэтому журнал прекращает свое существование не тогда, когда превращается из коллектива журналистов в кучку шабашников. И даже не тогда, когда у него сокращается финансирование: журнал умирает точно в тот момент, когда экономический кризис или общий упадок индустрии не позволяет издателям видеоигр поддерживать определенный уровень рекламных площадей. Крупные издательские дома вроде Gameland могут позволить себе дотировать определенные журналы за счет других, более успешных – но лишь на какое-то время. Издательства помельче калибром выбрасывают белый флаг после первой же пробоины.

И когда кусочки этого пазла начинают складываться в общую картину, любой мало-мальски думающий человек (а их среди игровых журналистов на удивление немало) делает единственно возможный шаг: пытается выбраться из болота, в которое угодил. Играть в журналистику можно до двадцати, двадцати пяти, даже тридцати лет – но когда у тебя появляется семья, растут дети и встают вопросы о стабильном заработке хотя бы на десять лет вперед, играм приходит конец. Когда ты не видишь смысла в том, что делаешь, это можно списать на собственную мнительность. Когда смысла нет на самом деле – а в случае с российской игровой прессой после кончины Game.EXE его действительно нет – нужно менять тонущую лодку на что-то более живучее, плавучее и интересное. То есть бурное развитие интернета с его тенденцией к новостной наркомании (когда важно не узнать что-то, а узнать что-то первым) лишь ускорило естественный процесс: главные редакторы лукавят, рассуждая о невозможности полноценной конкуренции с профильными сайтами. В действительности же с ними не может конкурировать именно та уродливая печатная модель, которая сложилась на сегодняшний день, и чем она быстрее сдохнет окончательно, тем лучше будет для всех нас. Возможно, на образовавшемся компосте появятся всходы наших EDGE и Eurogamer.

Пока же мы все здесь, и это хорошо. Другой формат, другие правила, другой ритм… Каждый читает то, что ему нравится; каждый пишет о том, что его волнует. Не скажу, что это идеальная формула – но тут хотя бы нет нужды притворяться, что ты делаешь что-то необычайно важное и серьезное. А печатное слово… печатное слово все же требует ответственности. Когда эта оплеванная моральная категория вновь окажется в цене, тогда и вернемся к нашему разговору. В ожидании же этих славных времен будем коротать время в компании победившего Web 2.0 - все равно лучше, чем читать «Игроманию».

Мнение колумниста может не совпадать с мнением редакции.
189

8926 просмотров

Кипр как предчувствие

Каких то два месяца назад практически в любом туристическом агентстве можно было увидеть рекламный щит, содержание которого по смыслу отражало простую мысль, мол Кипр это рай на земле, особенно в нашу холодную зиму. Кипр и правда долгое время был местом похожим на рай, не столько визуальный, сколько экономический. Олигархи, дельцы разного рода бизнеса, многие имели на Кипре счет или небольшой бизнес, который окупался практически сразу. Конца этой идиллии не предвиделось, даже в момент, когда кризис сильно рубанул по Греции. И буквально за один день рай превратился в ад, экономика рухнула, как карточный домик, то что назревало уже несколько месяцев вырвалось на свободу, и теперь Кипр близок уже к тотальному краху.

Ситуация под контролем, хорошая мина при плохой игре, можно по разному характеризовывать методы Никоса Анастасиадиса, человека, который совсем недавно, утверждал, что деньги граждан страны ни в коей мере не будут подвергаться каким либо операциям. Что же послужило отправной точкой во всей этой историей? Той самой красной кнопкой, нажатие которой вызвало неизбежную комбинацию событий? Именно снятие десяти процентов со всех счетов жителей Кипра ясно дало понять, контроля над умами людей тут не может быть, это последняя попытка спасти положение на грани фола. Жители оказались в совершенно безвыходном положении, снять всю сумму - нельзя, банкоматы отказываются выдавать сумму больше мизерной по сути отметки в 300 евро. Толстосумы понесли крупные потери, было бы оно к лучшему, если бы не толпы жителей, которые годами копили себе достаток, который после простого жеста руки президента внушительно прохудился. Все чаще говорят и о большем проценте, впору сомневаться, а настолько ли велик патриотизм жителей, что бы они отдали деньги так просто?

Кипрская сторона понесла крупные потери, нападки в прессе, со стороны жителей, со стороны других государств, на парламент и президента этого маленького государства начались с неимоверной скоростью. Уже тогда было понятно - дефолт в стране неизбежен, сегодняшнее положение превращает это предположение в тезис. Несколько дней назад ситуацию пытались спасти всеми способами, Кипр унижался (другого слова не подобрать) перед евросоюзом, дабы забрать кредит в 10 миллиардов евро, на попытку кризис перебороть. Отказы, утверждения в нецелесообразности этого шага. И вот в новостях мелькает информация о поездке в Россию министра финансов, где прямо были предложены акции в том числе и на полезные ископаемые, которые там есть, но добыча которых будет произведена совершенно не скоро. Следующий день открыл для нас новую серию этого латиноамериканского сериала, мораль которого звучала броско и громко - "не дали в евросоюзе? Иди в Россию". Медведев на встрече с европейскими СМИ резко отозвался о предложении Кипра, основная мысль звучала просто - ничего нового нам не сказали.

И вот разочарованный министр финансов Кипра покидает Россию, полный портфель предложений оказался никому не нужен, в это время Кипрчане, накануне стоявшие с плакатами "Россия спаси нас", уже эти плакаты рвут. И без того "жизнерадостная" обстановка накаляется, говорят о каком-то "плане Б", суть его неизвестна ни СМИ, ни простым жителям, судя по всему она неизвестна даже парламенту государства. Чрезвычайное положение объявлено, люди выходят на улицу, что-то похожее мы видели уже много раз, не только в России, настроения здесь скорее схожи с теми, что гуляют в Египте. Остается не удивляться, ежели в ближайшее время начнутся бунты, волнения и всяческие попытки показать зубы парламенту от простого люда. Кипру надо собрать 5,8 миллионов евро, тогда Евросоюз подумает, вероятность того, что эту сумму соберут очень не велика, сушите сухари господа.

Вчера положение лишь ухудшилось: кредитные карты не принимают практически все магазины страны, продукты потихоньку заканчиваются, бензина хватит на ближайшую неделю. Последнее вызывает сомнение - зная особенность к панике, баррели разойдутся как горячие пирожки, все черное золото вытечет за три-четыре дня. Некоторые смельчаки все еще пытаются принимать плату через банковские карты, скрепя зубами, их можно понять. В экстренном порядке сегодня должны были открыть почту, дабы люди получили денежные переводы от родственников, как говорится - кто чем может. И то сумма в 3000 евро, как потолок. Это начало, начало конца, сейчас еще можно обеспечить среднестатистическую семью, но когда кризис закончится - известно одному лишь Богу, и то, сомневаюсь, что он не махнул рукой на Кипр. А наличных (это сейчас единственное определение денег там, то что на твоем счету - можно расценивать как кипу салфеток из грязной забегаловки)  больше не становится, да и банкоматы поочередно гасят свои инфракрасные лучи.

Бедное, во всех смыслах государство загнется в ближайшее время. Единственная отрада для жителей - турецкая сторона, граница свободна, люди могут пешком пройтись туда, обратно. Там даже берут банковские карточки, другое дело - есть ли смысл их принимать, ежели экономика государства, за которыми они закреплены давно провалилась в пустоту, что уж говорить об отношениях между сторонами. Это путь в никуда, неизбежный и увлекательный.

Русская мечта

В Москву долгое время хотел приехать мой друг из города на Неве, и вот, вырвавшись на уровне командировки, он пришвартовался к берегам Столицы на несколько дней, дабы быстренько решить рабочий вопрос и осмотреть столицу с ног до головы. Была осень, то время года, когда в воздухе витает ощущение, неопределенности, люди ходят в теплых пальто, как бы подготавливая себя к холодам, а некоторые отказываются расставаться с легкими одеяниями, тем самым зубами вгрызаясь в любимое время года. Пыльные улочки, сильный ветер, определенно та неделя выдалась на удивление сухой, по сравнению с дождливой осенью в целом. Бродить по городу было в настоящий кайф, оттого встретиться мы решили пораньше, благо о чем вести беседы было ясно сразу. С наслаждением встретив тираду, своего товарища, о том, что Москва - это дико неудобный и странный город, я спокойно отвечал ему списком из миллиона претензий к его родному Питеру, споры о том, что лучше, наверное, самое забавное занятие если живешь с товарищем в разных городах.

Последнюю ночь из 4-ех, которую ему не оплачивало начальство, он, как истинный Петербуржец, с ярлыком - "не буду никого тревожить", решил гордо провести в Хотеле. И перед тем как посидеть в одном из кафе Москвы, мы с еще одним моим хорошим другом решили уверенно и самое главное быстро доставить его на место назначения, дабы без каких либо проблем, с чистой совестью отправится дальше. Вот только все складывалось несколько более не правильно, по сравнению с изначальным планом.

Станция метро "Китай город", долгое время была открыта для меня лишь с одной стороны - по факту - одно из центральных мест, маленькие уютные улочки, книжный неподалеку, довольно редкие, если не штучные для столицы магазины особой направленности, там спокойно можно купить коллекционное издание любого фильма, купить какую-нибудь интересную книгу и посидеть в кафе, не зацикливаясь со временем, делами и планами. Но ежели пройти в другую сторону, пробраться вдоль парка, прямо за памятником откроется, несколько иная картина, которую, я уверен не желал бы встретить любой турист, да и просто житель города.

Длинные ряды, совершенно пустые улицы, по которым пройти ночью однозначно не хотелось бы. Когда мы подошли туда, внимание сразу приковывала целая очередь из дядечек, которые обожают выпить, не закусывая, по причинам финансовых проблем. Но это не меньшее из зол, те люди вполне мило, за две сигареты моего товарища, подсказали где разыскиваемое место, направив нас правильно и пожелали крепкого здоровья. Другое дело атмосфера, в которой содержался тот пустынный дворик, где должен был быть этот вход. Не вовремя заигравший рингтон из кинофильма "Хэллоуин", подогрел и без того веселую ситуацию. Ветер завывал все сильнее, где-то в дали лаяла собака, и это образовывало довольно странную симфонию улицы, непривычно тихо для Москвы, города в котором тишина наступает, только если заснуть. Как будто и не было тут машин вовсе, никакого технического прогресса, хамоватых жителей, фасад здания словно вылез из двадцатых годов. И единственное, что хоть как-то удерживало в осознании рамок времени - так это раздолбанный кондиционер на стене.


Так и стояли бы мы, поочередно одергивая каждую из предложенных взору дверей, если бы не откуда-то выскочившая бабушка со связкой ключей, чем-то по уровню внезапности, схожая с карликом из "Твин пикса". Ее поведение в свое роде это подтверждало. Она три раза прошла, ворчала про то, что ходят тут южане, а северяне их укладывай в своих домах, в итоге все же дверь благодаря ключам была открыта и мы с облегчением вошли в дверь. За нами увязались видимо еще одни постояльцы хотеля, бритый на лысо мужчина и две вульгарные девушки, понятно, что где-то в номере у них лежит камера и они в состоянии работы.

Сам хотель назывался "Русская мечта", которая воистину минималистична - комната 2 на 2 метра, кровать на всю площадь, обшарпанные стены. Эх, Лев Николаевич судя по этому - был категорически не прав, не хозяйство, крестьяне и природа есмь идеал жизни для человека, нет. Выбравшись из этого чудесного места, стены которого были разрисованы пентаграммами, а лестница была неравномерно широка, можно было заметить, что мечта занимала целый подъезд. На улице заиграла какая-то восточная мелодия, под которую чаще всего накуривают, а потом приносят в жертву ничего не подозревающего гражданина.

Когда мы отходили, на другой стороне улицы шла настоящая личность. Двухметровый дядечка, одеты в цветастую одежду. Его борода спускалась до колен, и была заплетена в подобие дредд, и эта музыка играла из магнитофона, который нес один из его двух охранников (вроде бы). Он завернул за угол, из-за которого мы только что вышли, и я уверен этот вакуум замкнулся в себе и самоуничтожился, ежели нет - то это не моя проблема, мой Питерский товарищ поздно ночью возвращался туда уже один.

Рецензия на фильм «Киллер Джо» (Killer Joe, 2011) от iRonMen77

Молния озарила небо, крупные капли дождя забарабанили по окнам, из-за горящего мусорного бака выпрыгнул пес, больше похожий на цербера - трейлерный парк никогда не был настолько отвратительно прекрасен. Крис, мелкий драгдилер, безмозглый и импульсивный, задолжал опасному типу деньги. Прибежав к дому отца и его новоиспеченной женушки, он излагает свой план: убить родную мать, забрать деньги по страховке, которые честно перейдут его младшей сестре и замять все дело, урвав что-то сверху. Идеальное преступление, если бы не новая фигура на шахматной доске алчного саморазрушения. Киллер Джо, в его идиотской шляпе, кожаных перчатках, с лицом постаревшего Мэтью Макхонахи, скорее абсолютное зло, чем человек. В качестве залога он требует отдать девушку, Дотти, и напряженная обстановка в доме накаляется. Неслучайных случайностей становится все больше, а Крису все чаще разбивают лицо в кровавое месиво. Веревка накинута на шею, такие истории не могу закончиться хеппи-эндом.

Если бы Фридкин никогда не появлялся в Голливуде, то такого режиссера обязательно стоило бы придумать и снять про него байопик. Человек, который начал с двух фильмов, быстро ставших классикой, позже стремительно ушел в разнос, претворяя в жизнь каждую безумную идею. Получать деньги на проекты становилось сложнее, а каждый последующий все больше вселял в умы продюсеров мысль о том, что некогда способный стать великим окончательно спятил, увлекшись плохими сценариями. В двухтысячных режиссер ознакомился с пьесами Трейси Леттса и его творческое безумство направилось в более качественное русло, породив фильмы, которые проще представить снятыми в какой-нибудь Дании, нежели Голливуде: первый — чудесные «Глюки» про двойственную сущность бытия, стирание существующих между реальным и воображаемым границ, второй — «Киллер Джо» кульминация которого — оральное изнасилование куриной ножкой.

Американская действительность: ведерко KFC'корма на ужин, плазма как основное развлечение, и жадность как главный приоритет. Заключая сделку с Джо, герои сами не знали кто пред ними, желание наживы закрепило контракт с сатаной, зеленые глаза которого полны пустоты. «Holy virgin» как жертва минотавру, унижение других как основа поведения доминанта. Дисфункциональная семья, как и большинство оных в штатах, совершенно не задумывается о последствиях. Безучастная Дотти, отданная во власть быку, тоже в своем роде жертва обстоятельств и своих психических проблем. «Пора валить отсюда,» - захлебываясь слезами, говорит она своей фарфоровой кукле. Но Киллер Джо, уже поправил шляпу и по привычке щелкает зажигалкой, клац-клац.

Чистая любовь в этом безумном мире - лишь та, когда влюбленные даже не разговаривают. Совесть и добродетель окончательно покинули вселенную, послав всех к черту, а то, что пришло им на замену, в знак приветствия лишь кивнуло шляпой… клац-клац. Дикий мир, не расчетливый, а безумный. И если большую часть ленты действие развивается вполне ровно, периодически подбрасывая в сюжетный костер пару дровишек гротеска и черного юмора, то в последние двадцать минут, когда начнется «семейный» ужин, который мог произойти только в таком безнадежном мире, развернутся створки ада. Присутствуй Данте за столом, он обязательно придумал бы десятый круг. Клац-клац.

Фридкин в своем 75 летнем возрасте, находится в ужасающе прекрасной форме. Словно полный злобы и сил дебютант, он детально отображает все грязное, мерзкое и притягательное, что только может существовать в наше время. И этот сорвавшийся с цепи пес, психопат, действие таблеток которого резко закончилось, создает упоительное в своем отвратности кино, громкое, буйное, превсоходное. Клац-клац, и сатана ставит себя выше закона, а остановить его тяжелую поступь, может лишь отчаяние белой девы — Bang bang, my baby shot me down…

Подробнее на КиноПоиск.Ru

Оз. Великий и ужасный.

Тучи сгустились над кинотеатром "Октябрь", еще чуть-чуть и можно было ожидать дождь, дабы окончательно спугнуть и без того холодной погодой, голливудский пташек, залетевших в холодные края, в рамках мирового тура. Минусовая температура сковала обширную группу фанатов у дорожки в единый поток шагающих на месте людей, что со стороны, наверное напоминало довольно странный марш, словно множество девушек выстукивали сигналы "Быстрее" или "СОС", тем кто в это время находился в обширной пробке. Оттого затянувшееся ожидание целебритис, с постоянным подбадриванием организаторов, мол сейчас все будет, казалось вечным. Зеленая дорожка, довольно необычная для европейского гражданина, и благодаря ММКФ стандартная для нас, покрывалась небольшими хлопьями снега, выглядело это вполне красиво. И вот по крикам толпы, стало понятно, к нам приехал ревизор, да не один, а целая группа.

Сначала прошагав около задней стены фанатов, десант быстро переместился в шатер, дабы погреться (после томления в теплом лимузине?), или же принять на грудь. И вот, они вышли. Сэм Рэйми, который наиболее дружелюбно расписывал плакаты фильмов, которые он недавно представлял публике. Ваш покорный слуга сам не удержался взять закорючку у человека, без которого кино-становление вкуса, было бы невозможно и сказать ему о его влиянии. Что удивительно, режиссер проникся произнесенными от чистого сердца словами, и напоследок, я сказал ему, что бы он возвращался к фильмам в духе "Зловещих мертвецов", на что он улыбнулся, и произнес -"Этим и собирался заняться, дружище". Все же правило, о том, что режиссеры намного дружелюбнее, чем актеры, подтверждается. Джеймс Франко, довольно криво перекрашенный в блондина, и угрюмо отвечающий улыбкам, девушек, которые говорили о своей безмерной любви, неспешно шел по дорожке. Видимо за дам отдуваться были посланы гусары, ибо угрюмая Мила Кунис, пролетевшая мимо фанатов, словно овладела техникой "Стэйлс", так на дорожку и не вернулась. Зато Мишель Уильямс, прошлась дважды, туда и обратно. Ей я смог сказать лишь, что она безмерно красива, на что получил настолько искреннее спасибо, что разомлеть и согреться на морозе - было неизбежно.

"Оз" - скорее приквел, событий, которые, наверное, каждый знает с детства. Балаганный фокусник, разрываемый безмерным эго, желанием доказать, что он великий фокусник, как... Томас Эдисон, так и склонялся бы по всей стране, вместе с клоунами и другими замечательными людьми, если бы не одно но. Стечение обстоятельств, сначала загнали его в воздушный шар, а потом унесли прямо в эпицентр урагана, по средствам которого, он сказочным образом переносится в новый, красочный мир. Мир, в котором контраст цвета, поставлен на максимум, компьютерные ландшафты, намеренно мультяшны, все напоминает скорее видение окружающего мира под ЛСД. И вот,голубь из сумки, шарфы из рукава, и слезливая история о фамильной шкатулке, возвели его в ранг волшебника в новом мире. Теперь он сам того не желая вынужден сразится со злом, которое уже ввело в стране Оз режим диктатуры, и устраивает гонения маленьких и слабых, по средствам летучих обезьян.

Собственно фильм, представленный за неделю до мировой премьеры, оправдал ожидания даже более, чем мог. Выпущенные на той же дате Диснеем в прошлых годах "Алиса в стране чудес" и "Джон Картер", были конечно красивыми, но все же безжизненными творениями. И "Оз" мог пойти по тому же пути, если бы не фигура режиссера во главе площадки. Сценарий, который не представляет из себя ничего особенного, написанный по конвейерному принципу, правленый четырьмя разными людьми, вроде обаятельный и логичный, но не запоминающийся на выходе, так и загнулся бы с течением времени, будь за рулем этого локомотива, очередной безликий студийный режиссер. Но Рэйми снабдил эту историю удивительным лоском, настолько, что нарочитая старомодность, венчающаяся классическим "Зе энд" в конце, вызывает не дюжий восторг. При просмотре невозможно отделаться от мысли, о гиковой направленности режиссера, то тут, то там выглянет тень похожая на королеву чужих, то план с декорациями, отчетливо напоминающими "Матрицу" заставит нервно похихиковать, в такт ритму фильма. Особый же восторг, испытываешь, когда понимаешь, что в общем-то детском проекте, режиссер цитирует горящий экран из "Ублюдков" Тарантино. А оператор всячески отрывается устанавливая камеру, словно снимает он дебют, который позже представят на кинофестивале, а никак не студийным боссам.

Но и без того, весь этот раздражающе яркий мир, начинает казаться по своему милым. Населенный довольно редкими для кинематографа животными - фантазией и энтузиазмом, он обладает прорисованными до мелочей второстепенными персонажами, коими населен сказочный лес. И наравне со львом, тут можно встретить кусающиеся цветы, с фонариками вместо глаз. Более первостепенные - по всем правилам семейного кино милая мартышка в костюме портье, и трогательная в каждом жесте и действии фарфоровая кукла, обязательно накинут бал общему впечатлению. На первом плане извечно прищурившийся Франко, постоянно ухмыляясь, сложно представить кого-то кроме него в образе Оза, ибо сыграть настолько эгоцентричного персонажа, проявляющего на протяжении фильма чуть ли не половину смертных грехов, надо уметь. Окружает его гарем из прекрасной Уильямс, которой нужно лишь стоять в кадре, как элемент интерьера, дабы радовать глаз, довольно серой Кунис, которая хотя бы плачет кислотой ( запоминающийся так же корсет на голое тело, или обтягивающие брюки, в очередной раз заставляют ухмыльнутся - Дисней, что с него взять), ну и макабрическая Вайз, которой по типажу идут образы злодеек, всячески отрывается в своей роли.

Постмодернистская сказка, здесь вполне не утратила обаяния, того, первого и самого каноничного фильма про страну Оз, но забавно другое - то, что Рэйми отмахивается от стандартной балванистой морали, о счастье, которое у тебя под носом, словно это жужжащая муха витающая над человеком, который спит и видит прекрасный сон. И оставленный ход с реальностью, которая проявляет себя в сказке, скорее забавляет этим фактом, Оз не ищет желания вернутся домой, в стране Оз ему тоже хорошо. И тут понимаешь, что в негласное правило, сказки разрушено. Наверное, сейчас это и есть единственный выход для жанра, ведь ежели настоящих волшебников, которые раньше творили невероятные чудеса не осталось, то пусть это довольно аляповато, но умело, сделают фокусники, которые хотят всеми силами быть на них похожи, и используют арсенал, милых, ни к чему не обязывающих трюков, которые развлекают, а в перерывах еще и веселят.

Наверное в этой детской наивности, переплетенной с взрослыми мотивами и кроется успех, который без зазрения совести, можно приписать Рэйми. Самоирония никогда не была лишней, и здесь она чуть ли не героически тянет, этот Титаник на сушу, причем не в Антарктику, а куда-нибудь в Майами, ну или где сердцу по приятнее.

2012. Киноитоги года.

Оригинал взят у normal97 в 2012

Полные итоги года.

1. Сборник лучиков надежды.
Moj.paren.psih.2012.D.DVDRip.by-IVAN@190282[(164688)18-15-01]

Нервный, прекрасный, нежный, невероятно обаятельный фильм Дэвида О Рассела, который становится, как хорошее вино, лучше с каждым просмотром.

2. Корпорация "святые моторы".
09265d3957554aa099645f66efdd
Каракс проснулся, кино умерло. Теперь можно колесить по судьбам на лимузине.


3. Мастер.
The.Master.2012.DVDRip.XviD-NYDIC[(007140)18-41-13]

Невероятно красивое, масштабное полотно про солдата, который на войне стал зверем, и про Мастера, который человеком этого зверя так и не сделал.

4. Арго.

5c18bc095b664c69869efbf4ff69
Один из немногих фильмов, который заставил меня вжаться в кресло от напряжения на последних минутах. По хорошему старомодный фильм, снятый средним актером, в котором долгое время жил прекрасный режиссер.


5. В финале Джон умирает.
p_F
Настолько же крутой, сюрреалистичный, и безумный, как и книга. Больше черной жидкости, финальных твистов, и приходов!

6. Семь психопатов.
c803e683bbec4ab5932aaa22e1d9

Постмодернистская сценарная матрешка, из закольцованных историй, в которой одна краше другой.

7. В доме.
V.Dome.2012.D.HDRip.700[(147267)19-47-25]
Наглядное пособие, как построить увлекательную историю, в рамках жизни среднего класса.

8. Охота.
55b3964b851a4a87afd21e31fe2b

По началу простая история, которая с каждой минутой гнета общества на главного героя, заставляет испытывать ненависть, злобу, и нездоровую радость, когда герой дает отпор.

9. Космополис.
p_F (1)

Капитализм. Кроненберг. Лимузины. Единой валютой стала крыса. О этот чудный мир на грани экономического апокалипсиса.

10. Прометей.
Prometey.2012.D.DVDRip.700MB[(050925)19-59-33]

Старый добрый скай-фай. Красивый, безжизненный как вакуум в космосе, и захватывающий. Удовольствие не испортит даже религиозный уклон.

Номинации. Дополнительная раздача слонов.

Самый обаятельный санденс.
Безопастность не гарантируется.

Safety Not Guaranteed (2012)[(115001)19-27-10]

Самый лучший мейнстрим. (Бонду и не снилось)
Джек Ричер
0922704001353399881

Самое театральное кино.
Анна Каренина.
anna_karenina-0-00-22-994

Лучшая мужская роль.

The.Master.2012.DVDRip.XviD-NYDIC[(132569)20-13-40]

Лучшая женская роль.
Moj.paren.psih.2012.D.DVDRip.by-IVAN@190282[(043905)20-26-24]

Лучший режиссер.
Бен Аффлек / Дэвид О. Рассел.

Лучший оригинальный сценарий.
9350acd2e83f4bc0ab54645587ce

Лучший адаптированный сценарий.
Moj.paren.psih.2012.D.DVDRip.by-IVAN@190282[(120939)20-33-56]

Субъективная пальма ненависти. Выдается фильмам, которые имхо, олицетворяют все, что я не люблю в кинематографе.
Зеро дарк тхерти.
Зверьки дикой южной стороны.

K-SHORTS (ФЕСТИВАЛЬ КОРЕЙСКИХ КОРОТКОМЕТРАЖНЫХ ФИЛЬМОВ)

В рамках кинофестиваля короткометражных корейских фильмов, было просмотрено две программы.

"Рождения героя"

Все короткометражки представленные в этой программе, выбраны из основной программы фестиваля фантастических фильмов в Пунчхоне. Кардинально разные по сюжету, направлению жанра, едва ли складываются в общую концепцию. Неизбежно, при просмотре такой программы, заиметь себе любимчиков, который определенно будут тянуть оценку программы к высокой точке, заодно получив изрядную долю раздражения, работами не удовлетворяющими вкус. Фантастика представленная в историях, имеет не то что бы национальный колорит, сколько совершенно иное звучание. Именно из-за этого, понимаешь тех людей, который предпочитают азиатский колорит, голливудской штампованности. Например авторы короткометражки "Болеутоляющее", пытаются рассказать лиричную, но довольно однообразную историю, о случайностях, и тому, к чему они могут привести. К сожалению, перспективная история, о случайно найденном телефоне, и мужчине, который в последствии музыкального признания любви, предыдущей обладательнице трубки, предлагает нашедшей встречу, полна ощущений из серии - "где-то, это уже было".
Наиболее интересная история - "Последнее собеседование", нотки триллера, наполняют прекрасно выстроенную атмосферу, в итоге именно она запоминается охотнее других в программе. Есть откровенно гротескные и пустые истории "Формула драмы", есть периодично-удачно комикующие ("Комический дуэт"), есть откровенно забавные ("Трудный урок"), в которой первоклассники, вместо стандартных для их возраста интересов, думают о бизнесе и других взрослых вещах. "Рождение героя", в честь которой программа и была названа (именно она получила главный приз на указанном выше фестивале фантастики), повествующая о... кровожадном кролике, вполне достойна столь высокой похвалы на родине, ибо представляет из себя, прекрасный образец добротного безумия и интеллектуальности, гремучий коктейль, обжигающий нутро при принятии.

"Хроники конца света"

Актуальная в последнее время тема апокалипсиса, раскрыта у корейцев опять же совершенно с другой стороны. В этом альманахе, уже три истории, снятые довольно именитыми режиссерами; Ким Чжи Уном, ранее снявший много хитов на родине, и известный в более узких кругах Пиль-Сунг Йимом, прежде всего нестандартной постановкой истории о "Гензеле и Гретель".
Самая впечатляющая история, рассказывает о роботе, достигнувшего прогресса в... просветлении дарованного Буддой, настолько, что безупречный интеллект, сам становится в какой-то мере божеством.Технически безупречная история, имеет вполне здравое зерно для размышлений, о неминуемом прогрессе, который с каждой секундой, становится все ближе и вот-вот, заполнит все аспекты нашего существования. Две другие, словно обрамляющие неземной красоты бриллиант, истории впечатляют меньше. Безусловно, забавная на уровне месседжа третья новелла, о девочке купившей астероид в интернете, который теперь угрожает земле, несколько не сбалансирована в исполнении, но выдержана в оптимистичном ключе. А первая, о любви зомби, не оригинальна на уровне идеи, вполне занятна деталями, например главные герои, внешне фактически не отличаются от себя живых. Все сняты, несмотря на это, в довольно отстраненном и пространном стиле. Совершенно иные с духовной (в своем роде) стороны, рассказанные истории остаются понятными, и заставляют на протяжении долгого времени обдумывать увиденное действо. Все же быт Кореи и жизнь, хоть и нарушенная разнообразными обстоятельствами, полон "странных" для европейского обывателя элементов, на первый взгляд не отличимых, но столь разных внутри. Не вникая, такие эксперименты, останутся одномерными и простыми, но если присмотреться, то можно открыть не одно измерение.